Первый раз имя и музыку Джо Сатриани я услышал в 1998 году от своего друга Дмитрия Фролова. Мы познакомились с ним в интернете. У меня был тогда свой небольшой любительский гитарный сайт (stnk.ru) и у Дмитрия тоже был свой сайт (сейчас это satriani.ru). Поскольку Фролов был (и остается) одним из самых больших фанатов Satriani в России, то естественно, что он буквально “прожужжал” мне все уши своим любимым гитаристом.

К тому времени Фролов несколько раз был за границей на концертах Joe, имел внушительную коллекцию автографов, фотографий, журналов и нотных изданий, посвященных любимому гитаристу. Кроме того время от времени Дмитрий покупал в A&T Trade именные гитары Joe (модели Ibanez JS1000, JS700, JS90th и т.д.).

Joe Satriani – визит в Москву.

автор текста : Сергей Тынку

В свое время им был организован выпуск трибьют-диска с песнями Joe, в который вошли записи обычных фанатов со всего мира, собранные по интернету. Фролов все это дело оформил и устроил так, что диск вручили самому Joe перед одним из концертов.

Разумеется, самой главной мечтой Дмитрия был приезд Сатриани в Москву и личное знакомство с кумиром. Время от времени за кружкой Дмитрий спрашивал меня в отчаянии: “Почему никто не привозит Джо в Россию? Неужели такая большая контора как A&T Trade не может организовать его визит? Ведь это так выгодно было бы для Ibanez в России”.

Я не знал, что ответить, поскольку был очень далек от всех этих дел. И кроме того, я не мог сказать, что был каким-то ярым поклонником Satriani. Мне нравились несколько его вещей, плюс я как фанат гитары безумно его уважал и считал фигурой значимой.

Часть 1.

Несколько лет спустя так сложилось, что я стал сотрудничать с A&T Trade в плане разработки интеренет-проектов (десятки сайтов в том числе ibanez.ru). Дима тогда обращался ко мне с просьбой как-то обратить внимание менеджеров A&T Trade на Satriani и мысль о его визите. Я говорил об этом бренд-менеджерам по Ibanez, но было это как-то мимоходом и плюс сами менеджеры часто менялись (три человека за два года).

В 2001 году за интернет в A&T Trade отвечал Юрий Щагин (будучи руководителем IT отдела). Так случилось, что рабочей недели нам не всегда хватал для общения. И время от времени мы встречались за пределами офиса. Как-то мы совместно устроили шашлыки в каком-то подмосковном лесу. И там в после достаточно приятного застолья, когда мы беседовали просто за жизнь я и высказал мысль Щагину о том, что было бы интересно увидеть Satriani в Москве. Юра понятия не имел кто это такой. Я же вдохновленный пивом произнес тогда пламенную речь с рассказом о роли Joe в мировой гитарной культуре и эффекте, который бы произвел его визит в Россию. В общем-то это были просто пивные мечты. Щагин под действием моих слов соглашался в том, что это было бы очень “круто”, если бы мистер Joe приехал в Москву. И никто из нас тогда не подозревал, что через пару лет это станет реальностью. Мы просто хорошо попили пива и душевно побеседовали.

Прошло какое-то время. Жизнь текла своим чередом и изменялась. Так случилось, что Щагин возглавил отдел маркетинга в A&T Trade и стал руководить бренд-менеджерами (закупки, промоушен, консалтинг и т.д.) по всем продуктами. Я продолжал сотрудничать с A&T Trade (и еще несколькими компаниями) по вопросам интернета.

Осенью 2002 года я, имея несколько побочных заработков, по ряду причин уволился со своей основной работы (маркетинг в software-компании) и стал подыскивать новое место работы. Этот момент совпал с увольнением бренд-менеджера по гитарному направлению в A&T Trade. Мне предложили занять эту должность. Я колебался и немного побаивался этой работы, но, в конце концов, решил рискнуть и согласился под явным давлением того же Щагина.

Это была новая сложная и невероятно интересная работа. Я стал напрямую общаться с производителями самых легендарных гитар в мире. И в том числе с Ibanez.

В марте 2003 года мне предстояла поездка во Франкфурт на выставку Music-Messe, где была запланирована встреча с представителями Ibanez. Это была первая встреча, я волновался и заранее в Москве готовил вопросы для обсуждения.

Одной из тем, которые планировалось поднять во время этой встречи была возможность визита Satriani в Россию. Я очень хотел этого и как фанат гитары и как менеджер, который считал это невероятно эффективным для дел Ibanez в Россию.

Своей задумкой я поделился с Щагиным. Он поначалу вообще не понял о чем я говорю, но потом, вспомнив давнишние посиделки в лесу на шашлыках и мои пламенные речи о роли Joe в мировом гитаризме, он дал добро. Вместе мы продумали в какой форме говорить с японцами.

Поездка в Германию прошла очень насыщено и переговоры удались. Мы обсудили множество рабочих вопросов и когда речь зашла о Satriani японцы высказались в том духе, что это good idea, но от обсуждения “конкретики” отказались, сославшись на то, что мысль очень смелая и новаторская и трудно что-то сказать сразу. Нужно думать.

Спустя пару месяцев в мае 2003 я поехал в командировку в Японию. Это поездка состоялась по приглашению Hoshino Group, компании которая владеет торговой маркой Ibanez. Мы посетили гитарные фабрики и офис компании. В Японию я ехал с детальным планом того как мы хотим видеть Joe в России. План мы в России заранее “накидали” для того чтобы показать менеджерам Ibanez всю серьезность наших намерений. В Японии я встречался с самым высоким руководством вплоть до мистера Hoshino и наш план по Satriani вызвал одобрение на всех уровнях.

Японцы согласились начать переговоры с менеджментом Satriani.

Прошло еще несколько месяцев и в сентябре 2003 года я, Авдуевский и Щагин поехали в командировку в Амстердам на ежегодную встречу дистрибьюторов Ibanez по всему миру. Японцы должны были сказать нам что-то конкретное по Satriani, переговоры должны были вестись не только на уровне менеджеров, но уже на уровне топ-менеджеров “тяжелой артилерии” в лице Щагина.

Хитрые острожные японцы выдвинули нам несколько условий, мы говорили очень долго и в конце концов они сказали нам, что в принципе Satriani готов приехать, но надо утрясти много деталей.

И через два месяца в ноябре делегация менеджеров Ibanez посетила в Россию. Это был плановый визит, но он проходил в расширенном варианте. К нам приехал один из очень больших руководителей компании, который обычно не ездит на подобного уровня мероприятия.

Однако, мы добились достаточно больших успехов по Ibanez в России, для японцев отношения с нами были очень важны и плюс визит Satriani требовал личной инспекции Ibanez в Москву. Ибо отношения звезды подобного уровня с Hoshino – очень тонкая и серьезная вещь.

Все прошло хорошо, японцы остались всем довольны и визит Joe стал все более реальным.

В январе 2004 Щагин поехал в командировку в США на выставку NAMM-SHOW, где помимо множества переговоров должен был встретится с Joe и его менеджментом для обсуждения точных дат, условий и сценария визита в Москву.

Как и раньше переговоры прошли хорошо. Joe и его менеджер Mick оказались очень приятными милыми людьми и общий язык был найден моментально. Все было обсуждено и обо всем договорено кроме даты визита. С ней ясности не было. Договорились о том, что где-то в 2004 году.

Юра вернулся в Москву и привез мне автограф Joe. Перед поездкой, я раз сто сказал Юре, чтобы он не забыл взять автограф - прожужжал ему все мозги.

И вот в феврале 2004 когда весь отдел маркетинга готовился к ежегодной выставке в Германии Music Messe (30 марта - 4 апреля), составляя планы переговоров с поставщиками, от менеджмента Satriani пришла весточка.

Joe тоже собирался в Европу на Music Messe и у него было три свободных дня (27, 28, 29 марта) перед выставкой. Вдохновленный недавними переговорами, Joe был готов приехать в Россию не откладывая свой визит в долгий ящик.

Это был очень серьезный удар для нас. С одной стороны очень радостное событие, а с другой стороны у нас было всего 4 недели на то, чтобы организовать и провести весь визит, что является безумно маленьким сроком, в особенности в условиях подготовки к выставке. Самой первой мыслью было отказаться и сказать: “Joe, мы не успеем ничего организовать, давай сделаем в другой раз”.

Но с другой стороны, было страшновато, что “в другой раз может и не сложится”. В общем, мнения внутри компании разделись. Риск был большой и по сути кроме меня одного никто не верил в 100% успех этого визита. На совещании A&T Trade, посвященному выработке решения “привозить или не привозить Joe?” я выступал достаточно горячо и, в конце концов, мне дали добро на организацию этого визита. Предупредив, что за все это я отвечаю лично и в случае провала могу не только лишиться какой-то части зарплаты но и вообще распрощаться с работой в компании A&T Trade.

Все это конечно было очень страшно, но моя вера в то, что «все будет хорошо» была достаточно сильна и потому мы приступили к работе. И впереди были очень напряженные трудовые дни и ночи по организации. О них в следующей части.


Часть 2.

Предварительная подготовка и продумывание всех вопросов организации – это был самый сложный этап в операции «Joe в Москве». Самый первый вопрос был в том, кто будет заниматься всей этой организацией, продумывать планы, и потом их воплощать. Первая мысль руководства A&T Trade была «скинуть камень с души» и поручить все какой-нибудь конторе, имеющий опыт в этих делах.

Я был против такого варианта. Моя аргументация была в следующем:



- Ни один ранее организованный этими конторами мастер-класс зарубежных гитаристов, на мой взгляд менеджера и любителя гитары, не был организован хорошо. Не хотелось бы вдаваться в подробности – но это были жалкие зрелища. Конечно, «на безрыбье и рак – рыба».

- Главная цель визита Joe Satriani, организованного на деньги Hoshino и средства из маркетинг-бюджета Ibanez в России, - пропаганда гитар Ibanez. И потому никто не справится с этой целью лучше менеджеров Ibanez.

- Вопрос престижа родной конторы. Мне хотелось, чтобы именно мы, A&T Trade, организовывали этот визит. Я считал и считаю, что уровень профессиональной подготовки наших менеджеров подходит для решения этой задачи.

Разумеется, мои доводы встретили много возражений. Но у нас не было времени спорить. И потому, все «отдали в мои руки», фактически пообещав уволить в случае неудачи. Но это меня не пугало. Мне было почти 30 лет и я уже успел сменить несколько серьезных контор. Мне просто очень хотелось сделать, то чего раньше не было никогда в нашей стране – хотелось привезти Joe и сделать все как можно лучше. И мы начали работать.

Основная работа выполнялась мной, Ваней Вороновым и Сашей Авдуевским. Единственная структура, с которой мы взаимодействовали это была рекламная группа A&T Trade. Обо всем что мы делали и хотели сделать мы отчитывались Щагину.

Самое трудное в процессе подготовки - было найти подходящий для мастер-класса концертный зал. Это должен быть нормальный зал с сидячими местами. Он должен располагаться в центре Москвы. Найти в Москве нужный зал за 20 дней до выступления – задача почти невозможная. Все залы были заняты и единственный вариант – это снять какой-нибудь кинотеатр на окраине Москвы. Но потом нам повезло. Когда оставалось буквально дней 15, Андрей Гончаров, наш менеджер по Shure, сказал про ЦДЛ (Центральный Дом Литератора). Он был не очень большой по размеру (около 450 человек), но зато располагался в центре города, буквально на Садовом Кольце.

После того как проблема с залом была решена, мы вздохнули чуть-чуть свободнее. И стали думать о сценарии, технических вопросах и прочей ерунде.

Я решил, что на сцене Joe должны помогать трое. Авдуевский в качестве основного переводчика, Петя Воляк в качестве помогающего переводчика и я в качестве ведущего. Этот вариант не сразу понравился начальству.

Но возразить им было нечего. Я говорил о том, что:



- Я как менеджер по Ibanez лучше всего сумею рассказать про Ibanez со сцены (тем более по работе я с утра до вечера рассказываю об этом). И ведь какой-то опыт публичных речей, ведения мероприятий и т.д – у меня уже был.

- Авдуевский - профессиональный журналист, переводчик, менеджера по Ibanez, и к тому же гитарист и знаток музыкальной теории и оборудования – он идеальная кандидатура для такой работы.

- Воляк, - человек, который ранее у нас работал в качестве гитарного менеджера, профессионал по языкам (с дипломом лингвиста).

В общем, кандидатуры «сценических персонажей» были утверждены. Сценарий мастер-класса был прост: вступительное слово, Joe показывает свой материал, Joe отвечает на вопросы, торжественная часть с награждениями «людей Ibanez в России», заключительное слово Щагина.

После этого мы стали думать о технических вещах. Нашли известную прокатную контору и заключили с ними договор на озвучку этого зала.

Mick, менеджер Joe, прислал мне райдер Joe. Он включал в себя



- японская гитара JS серии c бриджем типа Edge

- усилитель Peavey JSX

- квакушка CryBaby либо Ibanez Weeping Demon

- примочки Ibanez Ton Lok: Distortion, Chorus, Delay

- тюнер (предпочтительно Korg)

Гитару мы нашли быстро. Я позвонил Диме Фролову и спросил не хочет ли он дать Joe свой юбилейный JS90 поиграть на мастер-классе. Дима был в восторге. Мы тоже были довольны. Потому что Joe играет на бриджах Edge – такие есть только на снятых уже с производства JS900, JS90. А выпускаемые ныне JS1000, JS1200 имеют другие бриджи (Lo Pro Edge).

Мы отдали гитару Димы известному специалисту по гитарам Виктору Жуку и он оттюнинговал JS90 согласно пожеланиям Joe – струны «010», нужный прогиб грифа и т.д. Но в итоге эта гитара не понадобилась. По просьбе Ibanez, Joe приехал с новой моделью JS1200. Первоначально Joe планировал приехать без гитары. Но японцы попросили его взять инструмент, чтобы сделать ему промоушен в Москве. Все таки эта была новая модель и в России ее еще не было никогда. Что касается Диминой гитары, то Joe поиграл на ней на саундчеке около часа и весь мастер-класс она стояла на стойке в качестве запасной. Кстати, Joe потом заметил, что гитара Димы получше того инструмента с которым Joe приехал в Москву. Дима тогда пошутил, сказав, что может подарить этот инструмент Joe. Тот засмеялся, поблагодарил и отказался.

Много сложностей возникло с усилителем. Дело в том, что Peavey JSX был новой моделью и их в мире было всего два. Один у компании Peavey и второй у самого Joe. Разумеется, везти в Россию такой аппарат никто не собирался. А в PetroShop, которые торговали Peavey обещали JSX только через пол-годика. Мы отписали Joe об этой ситуации и он в общем согласился, что мог бы сыграть и на Mesa. Но Peavey были против.

В конце концов мы купили Peavey Triple XXX в PetroShop. Этот усилитель был наиболее близок к именной модели Joe. Покупали мы этот усилок тайком. Он в PetroShop тоже был последним и, разумеется, скажи мы им, что хотим купить усилок для мастер-класса Joe, они бы его зажали, выдвинув какие-нибудь условия типа: привезите Joe в наш магазин пофоткаться или повесьте наш логотип на сцене. Нам не хотелось пиарить конкурентов и потому усилок был куплен мною через подставных лиц, без указания цели покупки.

После мастер-класса этот усилок мы с Авдуевским выкупили у A&T Trade. Я взял себе "голову" а Саша – "кабинет" («5150» 4x12). Cпустя полгода, я продал этот усилок куда-то в провинцию и купил себе Mesa Boogie.

Тюнер (DT-7) и примочки для мастер-класса, мы взяли на складе A&T Trade. А что касается квакушки, то в Слами на тот момент их не было и Авдуевский решил поставить Joe на сцену свой собственный CryBaby 535Q. К тем примочкам, что мы взяли для мастер-класса, сам Joe добавил только привезенный с собой бустер неизвестной нам с Сашей породы. Дима Фролов позже сказал, что это Fullton Octavia.

Параллельно мы занимались оформлением документов Joe (виза, гостиница и т.д.). Возникла куча бюрократических накладок и визу Joe и менеджер Mick получили буквально за три дня до концерта. Помню в процессе всей этой беготни, когда я получил по мейлу отсканированный паспорт Joe, у меня в душе было странное чувство. Я видел нечто недоступное большинству. Странное чувство.

В итоге, общий сценарий визита Joe был следующий:



- 27 марта
середина дня: встреча в аэропорту,
вечер: ужин в ресторане



- 28 марта
первая половина дня: автограф-сессия в МузТорге, интервью журналистам
обед
вторая половина дня: мастер-класс
вечер: ужин в ресторане



- 29 марта
первая половина дня: интервью на радио ULTRA
проводы в аэропорт

Для передвижения Joe и его менеджера Mick по городу мы снимали хороший Mersedes (я не понимаю в них – но какая-то большая черная дорогая модель преставительского класса). Планировалось, что в машине я буду постоянно сопровождать Joe и Mick.

Еще один вопрос по расписанию – это ужины. Я считал, что одному мне с этими двумя господами ужинать было бы сложно и нужен еще один человек. Для поддержания разговору, какой-то помощи и т.д. Разумеется, желающих разделить трапезу с Joe было навалом. В том числе весьма высокопоставленных. Однако, ужин с Joe – это не какая-то награда. Это работа и потому цель ужина – сделать его максимально комфортным для Joe. Анализируя все с этой точки зрения, я остановился на Диме Фролове. Он был моим другом, я мог ему доверять как себе самому. Плюс он досконально знал все творчество Joe, читал все его интервью, знал английский, не был алкоголиком и т.д. В общем, Дима мог бы стать идеальным собеседником для Joe.

Сам Дима, конечно, в таком решении больше видел провидение и работу высших сил, дескать господь послал ему счастье ужинать в компании Joe в награду за многолетнюю любовь к творчеству Joe. Я же был далек от таких мыслей. Это была просто работа и надо было ее делать хорошо. Дима идеально вписывался в план. Поверьте мне, знающих английский и творчество Joe людей на которых можно было бы положиться – их совсем немного. Я знал только одного.

Смешно говорить, но неожиданно перед нами встала проблема первого ресторана. Я хотел чтобы первый ужин был неподалеку от Красной Площади и после еды мы могли бы прогуляться рядом с Кремлем и посмотреть на «сердце страны» в ночи. Не смотря на обилие ресторанов неподалеку от Кремля, я имею в виду дорогих хороших ресторанов, нужного нам не находилось. Дело в том, что в приличные рестораны пускают только в приличной одежде. А прикид Joe – я был уверен в его черной футболке и рваных рокерских джинсах – не вписался бы в дресс-код заведения. Три дня я искал нужный кабак!!!! Господи, рок-звезде негде перекусить в центре Москвы. Не вести же Joe в пивнушку или какой дурацкий клуб с разведенным водой пивом и блевотной закуской.

Но в конце концов эта проблема разрешилась и мы нашли нужное место, где нас согласились принять и обслужить по высшему разряду. Это было место с закосом под национальную «русскую народную» тему. Это касалось меню, одежд официантов и прочего оформления.

В целом, вспоминая то время – в голове ощущение «полной чумы». Мы все носились как угорелые и решали каждый день море самых разных вопрос. Что-то типа предновогодней суеты в ожидании праздника, когда надо успеть накрыть стол, купить подарки, отправить всем открытки, и дописать ежегодный отчет на работе.

Но, в конце концов, и эта суета сует закончилась и наступило «оно» - час икс. Все было готово. Добро пожаловать, мистер Joe.


Часть 3.

В аэропорт встречать Joe мы поехали вчетвером. Фролов, Щагин, я и Саша Антонов, фотограф, который по плану должен был запечатлеть каждый шаг Joe на Российской земле. С Сашей я знаком почти десять лет, мы дружим, мне нравится как он фотографирует и мы много раз делали что-то совместное в плане работы.

И вот самолет с Joe уже приземлился и мы стояли у места откуда выходят все прибывшие пассажиры. Шутили, беседовали и, конечно, нервничали. У меня был небольшой комплекс. Я боялся, что Joe выйдет, а мы его не узнаем и он уйдет куда-нибудь незамеченным. Незадолго до этого я встречал в аэропорту менеджеров Hoshino. Они прилетали из Японии и когда выходили, то, разумеется, в толпе сотни японцев, я не узнал их. И они “невстреченные” сами добирались до отеля. Это было ужасно. И я до сих пор боялся повторения этой ситуации. Некоторое успокоение вносили те факты, что Щагин лично видел живого Joe, а Фролов ходил на его концерты и переворачивал ежедневно тонны фотографий своего кумира. В общем, Дима как мог успокаивал меня – дескать не узнать будет невозможно – два лысых человека, один из которых с гитарой за плечами. Я вроде как успокаивался, но время шло, а Joe мы так и не встретили.

И в конце концов мы чуть его не упустили. По коридору прибывших прошли два человека в черных пуховиках. На головах у них были шапки. Впереди они катили тележку с парой чемоданов, сумок и еще чем-то. Один чемодан был длиннее других и очень похож на гитарный кофр. Эти два человека вышли и повернувшись к нам спиной куда-то пошли. Щагин и Фролов не обратили на них внимания. И я в общем, тоже не обратил. Но, секунду спустя, непонятное внутренне чувство подсказало: «Это они». Я сказал, указываю пальцем на удаляющиеся спины: «Кажись, это они». Дима с Юрой, сказали: «Да ладно, не нервничай, это еще не они. Расслабься, Серега». Но, я был очень на нервах и потому решил для очистки совести проверить все и убедиться в их словах на практике. Догнал незнакомцев. Оббежал их спереди и заглянул в глаза, что было нелегко учитывая надвинутые на пол-головы шапки. И ЭТО БЫЛИ ОНИ!

Hi Joe… Hi Mick… Wellcome to Moscow…

Я поздоровался, представился и сказал, что все нормально – вас встречают, все идет по плану. Пожал руку Joe и Mick. Щагин и Фролов продолжали мирно беседовать в метрах 20 от нас, не замечая ничего. Мне пришлось подозвать их очень громким и не совсем цензурным криком. Ребята поняли все и бегом кинулись к нам. Joe улыбался и показывал, что все нормально. За годы путешествий по миру, он привык к этим сотням встреч в аэропортах.

Мы взяли вещи Joe и Mick. Отнесли их до машины, посадили ребят в авто и двинулись из Шереметьево в Москву. Я ехал в одной машине с Joe и у меня ехала крыша, отказываясь принимать реальность происходящего. Щагин, Фролов и Антонов ехали позади на машине Юры. Мы направлялись в гостиницу.

Мимо проносились до боли знакомые пейзажи – Ленинградское шоссе, проститутки, ИКЕЯ, Макдоналдс. Из магнитолы пел Шнур – вэвэвэ Ленинград, эс пэ бэ точка ру… (Это был полный улет, слушать "Ленинград" в одной машине с Joe).. Все было также как и много много раз прежде. Только позади в машине был Joe. Живой и настоящий. Мы говорили об обычной в таких случаях вежливой ерунде типа «как долетели», «как погода», «в России вас все любят» и т.д. Сердце мое стучало как кувалда в руках кузнеца.

Joe сидел в спортивных брюках-трениках, черном пуховике, кроссовках и одной из своих знаменитых панам (из-за которой его чуть было мы не пропустили). Кстати, не смотяр на то, что и Joe и Mick в Москве всегда сидели на задних сиденьи автомобиля, они всегда пристегивались. В России и на переднем то сидении не принято пристгиваться ремнем безопасности. А тут заднее. В общем, я отметил этот факт. Наверное, это привычка путишествовать по миру - мало ли где какие водители - безопасноть прежде всего.

Самое первое впечатление, которое производил Joe – это ощущение очень доброго, взрослого и светлого человека. Спокойного, с юмором, все понимающего, не капризного и реально какого-то просветленного. Его доброта и удивительные глаза, чистые, спокойные и очень честные. Это были глаза художника, мастера. В общем, чувствовалось, что он человек невероятной энергетики. Я реально, не очень впечатлительный паренек и даже местами циник. Но при общени с Joe в душе было такое благостное чувство – наверное, такое посещает при общении с богом. Добрым, светлым, спокойным и совсем не пафосным. Не давящим на тебя. А наоборот, очень человечным, веселым, скромным и хорошим.

Его менеджер Mick, человек не менее замечательный. Ранее он был менеджером вокалиста Rolling Stones мистера Mick Jagger. На протяжении 16 лет (!!!). Именно он привел Jagger в клуб послушать Joe, после чего Jagger взял Joe к себе гитаристом и поехал в турне. Но Joe ушел от Jagger, как ушел из Deep Purple. Потому что Joe всегда хотелось делать свою музыку. И Mick ушел от Jagger к Joe, потому что ему нравился Joe как музыкант. Он считает Joe самым большим гитаристом всех времен после Hendrix и всячески фанатеет музыкой Joe.

Так вот Mick напомнил мне замечательного французкого актера Луи Де Фюнеса в его фильмах про приключениях жандарма. Маленький, лысый человечек комичной внешности с быстрыми движениями и речью. Он сразу показал себя достаточно строгим, (но справедливым и добрым) дяденькой. Видно было, что он очень любит Joe и заботится о нем как о ребенке. Не стесняясь таскать кофры и задавать вопросы обо всем.

Mick на протяжении всего визита вникал в кажду мелочь. Лично проверял все щнуры, микрофоны, отгонял от Joe людей. Смотрел чтобы тот не устал и т.д. В общем, это невероятно профессиональный человек. Вместе с Joe – они прекрасно друг друга дополняли. Спокойный неторопливый Joe и маленький суетящийся Mick.

В машине Mick детально допросил на предмет программы сегодняшнего и завтрашнего дня, постоянно задавая вопросы «готово ли это и позаботились ли мы о том». Мои вопросы его удовлетворили.

Прибыв наконец-то в гостиницу, мы оставили Joe и Mick на пару часов прийти в себя. Это была суббота - Щагин и Антонов поехали домой. А мы с Димой Фроловым стали ждать ужина и обмениваться впечатлениями, большая часть из которых будет состоять и за фраз типа «офигенно», «неужели это не сон», «даже мечтать о таком не могли», «а он хороший человек» и т.д.

Через пару часов мы поехали в ресторан. Это было заведение «Старая Башня». У нас был лучший столик с видом из окна на Большой Театр. В последствие я подарю Joe и Mick по сторублевой банкноте, где изображен этот самый Большой Театр и они протащатся оп полной от мысли что обедали рядом с «такой крутью, которая на деньгах нарисована».

Поначалу за столом мы все были несколько скованы. Joe и Mick не знали, что можно выбрать в меню и тактично спрашивали нас. Я сказал им: «Парни, вы наши гости, берите любые блюда и в любых количествах – мы оплачиваем все». Разумеется, мы гуляли на деньги A&T Trade. Но это ничего не меняло. Если бы даже это были наши с Димой деньги - мы бы угостили этих ребят по-полной от души. В результате по инициативе Joe решено было взять русской водки и пол-ведра черной икры. Очень правильный выбор. Что еще ужинать в России как не водку с икрой. В этот момент я порадовался, что взял Диму и нас получилось не трое. Думаю, одному из нас надо не напиваться и держать все под контролем. А пить гостям в одиночку не подобает.

В общем, мы выпили разок водки. Потом еще разок. Потом я не стал пить водку, а ребята продолжали много-много раз. Настроение у всех улучшилось, языки развязались и беседы потекли сами собой. Я подарил Joe и Mick по матрешке (ну такие, где внутри еще десяток матрешек). Они были в восторге. Mick сразу стал фонтанировать на тему того, что можно сделать матрешку G3 – то есть Satriani, а внутри него Vai, а еще внутри Yngwie и так далее. Все эти идеи встречались дружным смехом. Тосты и веселия продолжались самым приятным образом.

В середине ужина Joe обратил внимание музыку. Вообще, надо сказать сам ресторан оформлен в русском национальном духе (вилы, горшки, официантки в кокошниках и т.д.). И на этом фоне весь вечер играет музыка G.Moore, C.Santana и т.д. (даже было пару вещей Satriani). Joe спросил всегда ли в русских народных ресторанах играет такая музыка. Это его очень удивляло. Я помню сполз от смеха под стол и чуть было не сказал, что конечно, это мол самая народная музыка. На самом деле мы предупредили руководство ресторана о том, что будьте с нами лучше всех, у нас мировая звезда гитары и мол чаевых дадим и чего угодно – только носитесь вокруг нас и делайте любой каприз. Ну они и постарались для заморского гостя гитаризма, навключали музыки гитарной как они думали. В общем, я попросил официантку и музыку сменили – поставили что-то реально народное в духе «ой мороз, мороз», «во поле береза» и т.д.

Joe очень внимательно слушал новую для него музыку и она ему нравилась. Он неожиданно для нас запел. И это была абсолютно нереальная картина. Я думал, что я сошел с ума. Москва, я сижу за водкой с Joe, который поет… русские народные песни… на каком-то непонятном полу-английском языке, на ходу придумывая слова. Боже, я сошел с ума. Такого не бывает.

На Фролова вообще нельзя было смотреть. У него был вид человека который курнул самой конкретной травки. Он блаженно улыбался и смотрел на все это глазами человека, который смотрит мультик и не верит в реальность. Странно, что Joe и Mick не смотря на хороший объем выпитого держались огурчиками и никаких признаков опьянения не было видно.

Но все хорошее когда-нибудь кончается. И наш первый ужин с Joe тоже кончился. Мы выползли на улицу. Я предложил Joe, если он не очень устал – дойти 200 метро до Красной Площади и посмотреть на кремль, мавзолей и все такое. Joe с энтузиазмом согласился и мы пошли гулять. Joe очень внимательно ходил по площади, смотрел на все. О многом он уже знал, прочтя ранее какие-то исторические книги. Что-то мне приходилось ему объяснять. В момент прогулки я еще раз возрадовался тому, что взял Фролова. Потому что Joe и Mick постоянно разбредались в разные стороны и, будь я один, потерять кого-нибудь из них, было бы очень легко.

На площади было много людей. В том числе пару раз мы видели разного рода «волосатых с кофрами за спиной». Но никому не было дела до Joe – его никто не узнал. Хотя он как обычный человек просто гулял по Красной Площади. Мы фотографировались и произошла одна из самых комичных сцен, которую сфоткал Фролов.

Только в России на главной площади страны бегают бездомные собаки. И не по одной, а стаями бегают. В Москве вообще надо сказать очень много бездомных собак. И вот еще одна безумная картина. Москва, Красная площадь, рядом с мавзолеем стоит Joe Satriani, вокруг него десяток дворняжек. Joe улыбается, протягивает им руки и гладит. Они тыкаются в него мокрыми носами, лижут ладони и просят еды, как я понимаю. Фантастическая картина.

Вот так примерно прошел первый день визита Joe. После Красной площади мы отвезли его и Mick в гостиницу и отправились по домам. Предстоял очень тяжелый день.


Часть 4.

И вот воскресенье, удивительный день, когда Joe будет играть на гитаре в Москве. Неужели оно случится. Я плохо спал ночью. Волновался. Утром приехал в гостиницу на час раньше положенного и сидел в кресле внизу, ждал и переговаривался по мобильному с ребятами, которые были в МузТорге (магазин гитар такой в Москве) и готовили все.

Автограф-сессия была назначена на 10.00. Это было достаточно варварское мероприятие. Пожать руки и дать автографы чуть ли каждому московскому и части питерских гитарюг, потом два часа отвечать на вопросы журналюг и в конце концов играть второй мастер-класс в своей жизни.

Но с другой стороны автограф-сессия нужна была как воздух. Хотелось, чтобы каждый человек мог прикоснуться к Joe, дать ему потрогать свою гитару, сфотографироваться на память и может подарить свой диск самому мистеру Satriani. Я знал, что для большинства гитаристов (лириков и романтиков) – это будет событие удивительной важности. Ну и для Ibanez в России это будет тоже очень хорошо. Магазин МузТорг только открылся и благодаря Joe – каждый гитарист будет знать где этот магазин. Плюс Joe подпишет кучу Ibanez висящих на стенах, от чего те будут продаваться с удвоенной силой. По любому от этой акции были только плюсы во всех смыслах.

Все двигалось по плану. В 9.30 Joe и Mick спустились в низ и сказали, что готовы. Мы поехали в МузТорг. Я спросил парней как они чувствую после вчерашнего – они сказали, что все хорошо. Joe и в правду был очень свеж, а вот по Mick было видно, что хорошо было не у всех.


В дороге я опять созванивался с нашими и мне сказали, что возле магазина стоит очень большая толпа. Причем некоторые стоят там уже не первый час. Так оно и оказалось. Хотя мы входили в магазин с какого-то заднего входа, я почувствовал, что «привез звезду» в магазин. Была, толпа, люди смотрели на все как на небывалое и в атмосфере было что-то невероятное.


А потом была автограф-сессия. Joe сидел за столом. К нему по одному проходили люди. Пожимали руки, фотографировались, брали автографы, дарили подарки. Народ был самый разнообразный – просто Вавилон – всех возрастов, полов и социальных групп. У меня была должность цепного пса – я пропускал людей к Joe, проверял что они ему пытались сунуть и просил освободить Joe для следующего посетителя – людей было много и Joe не мог говорить с каждым даже по 5 минут. Как потом посчитали – их было более полутысячи человек. Конечно, у меня была не самая лучшая роль, и многие наверное с тех пор слегка обижены на меня, что не дал поговорить с Joe или не дал подписать пиратское издание нот (нелегальную продукцию типа ворованных гидовских книжек я изымал на месте и выкидывал). Но по другому быть не могла – должен был быть порядок и возможность увидеть Joe для каждого человека.


Для того чтобы ускорить этот процесс, мы заранее поставили Антонова с фотоаппаратом и он снимал Joe со всеми. По началу Mick почему-то воспротивился этой идее и человек 50 остались без фоток. Но потом Щагину удалось убедить Mick, что это благое дело. И фотографирование продолжилось, хотя народ периодически и наступал на провода освещения, забывал повернуться к фотокамере и т.д.

А у меня постепенно садился голос. Почти каждому пришедшему я говорил – проходите к Joe, жмете руку, берете автограф и смотрите в фотокамеру, долго не задерживайтесь, людей очень много и все хотят. После того как я сказал это несколько сотен раз – горло заболело и я с ужасом стал думать о том как я буду говорить вечером на сцене на мастер-классе. Но слава богу все обошлось.

Пока творилось все это развлекалово, Саша Авудевский и Ваня Воронов в ЦДЛ настраивали аппаратуру и готовили зал вместе с прокатной конторой. Через два с половиной часа после начала, автограф-сессия была завершена и мы проводили Joe в комнату где он должен был беседовать с журналистами. Далее планировалось, что Щагин отвезет Joe и Mick пообедать, а потом на мастер-класс. А у меня появилось два-три часа свободного времени, чтобы передохнуть чуть-чуть. Мы с Димой Фроловым свалили из МузТорга и пошли в японский ресторан на Таганке. Сидели, ели суши, пили пиво и думали о том, что все это удивительно - Joe в Москве.

После обеда я спустился в метро, доехал до Баррикадной, встретился там со своей девушкой и мы пошли в ЦДЛ.


Примерно в это же время приехал Щагин и привез Joe и Mick. Начался саундчек. Мы волновались за качество звука – все таки Joe работал на самых крутых мировых аренах. Но все было нормально – Joe понравился звук и он сказал, что не ожидал ничего подобного по звуку в далекой Москве. Мы гордились. Пока Joe мучил на саундчеке гитару Фролова, мы рассматривали красный JS1200, принадлежащий Joe, и пытались понять в чем секрет.


Забавная история приключилась с шапкой-ушанкой. Примерно за неделю до визита Joe мой питерский друг Дима (“ДимаРзио”) поделился мыслью о том, что хочет купить купишь шапку ушанку для Joe в подарок. Поскольку со мной поделились такой мыслью уже члеовек 10, то я сказал Диме что-то типа “не трать деньги зазря” и т.д. Но Дима не послушал меня и все равно купил шапку и привез в Москву, чтобы подарить ее Joe. И правильно сделал.

Остальные люди оказались болтунами и кроме Димы никто не дарил шапку Joe. Это была какая то настоящая красивая ушанка, кажется изначально сделанная для офицеров морского флота. После атограф сессии, Joe одел ее когда был не на людях и комично красовался перед зеркалом. Она очень нравилась ему. Это увидел Mick – ему тоже очень понравилась шапка и он стал чуть ли не плакать и просить у Joe. Но Joe свою не отдал и тогда Mick стал одолевать меня «Ах где бы мне купить такую шапку». В общем, я позвонил Диме за пару часов перед мастер-классом и попросил его купить еще одну шапку для Mick. Купить ее в Москве на Арбате. И бедный Дима как я понимаю чуть ли не бегом помчался покупать шапку.


В результате, когда начался мастер-класс, я сказал речь, представил Joe и сошел со сцены. Joe начинал играть, а я прошел ко второму ряду и взял у Димы шапку для Mick. После чего зашел обратно на сцену по краешку и ушел за кулисы. Там я встретил Mick и отдал ему шапку. Он был счастлив и полчаса не мог ее снять, расхаживая перед зеркалом гримерки туда-сюда. Для меня это все было неожиданностью. В смысле отношения этих двух парней к ушанкам.

Как проходил cам мастер-класс, рассказывать, наверное, не имеет смысла – это видело много людей вживую и на видео, которые свободно лежат в сети. Все было хорошо. Мастер-класс состоялся! И все было именно так, как мы задумывали.


Больше всех, кстати, волновался Mick. Его многое пугало в этой непонятной новой громадной стране. Когда мастер-класс закончился, Mick был так счастлив от того как все прошло, от того как люди принимали Joe, что я думал Mick расплачется от счастья. В этом своем порыве Mick был похож на «заботливую мамочку» из кинофильма, которая бегает и опекает сыночка. Это было очень трогательно.


Сам Joe тоже был очень доволен и публикой, и звуком, и работой персонала. Он особенно был восхищен работой Авдуевского и долго жал ему руку и благодарил, сказав что Саша – лучший. Это был очень приятно – этакий ответ всем, кто не верил в то, что Саша идеально справится с отведенной ему ролью на сцене.


После мастер-класса, народ еще какое-то время тусовался возле ЦДЛ, а мы под охраной пройдя сквозь толпу, сели в машину и уехали. Сначала заехали в гостиницу ненадолго – Joe кинул там вещи, гитару и т.д., помылся, передохнул. Потом покатили смотреть Москву. Заехали в пару мест – на смотровую площадку Воробьевых гор и на Поклонную гору. В другой машине позади нас ехали Фролов и Антонов.


Joe не смотря на тяжелейший день и немалый возраст, выглядел по прежнему свежим, бодрым и веселым. Такое впечатление, что он только проснулся и от того может еще бог знает сколько времени колбаситься. Он и Mick с интересом осматривали Москву, задавали множество вопросов и мы с Фроловым были как настоящие экскурсоводы, объясняя наши русские порядки и законы.


Ну а потом мы поехали опять в ресторан. На этот раз заведение «Сирена». Очень крутое дорогое место, где, судя по доске с фотками, бывало куча звезд, начиная Стингом и заканчивая Лужковым. Мы сели в очень красивом зале. Где пол сделан из стекла. И под этим стеклом вода в которой плавают очень большие красивые рыбы. Этакий Аквариум от которого едет крыша. Joe очень понравилось в этом ресторане. Он выбрал нам всем вина и рассказал пару историй про выпивку. Мы в долгу не остались и тоже рассказали ему пару интересных историй.

Еще говорили о Японии. Joe поделился своими симпатиями к этой стране. Поскольку я тоже был в Японии, то смог разделить его чувства и мы обсуждали много всего, что видели в этой стране.


Все это затянулось почти на всю ночь. Mick почти уснул, а мы все беседовали. Под влиянием прошедшего мастер-класса, разговор скатился на гитаризм. К нашему удивлению, Joe оказался человек фантастически эрудированным в плане оборудование, моделей гитар и т.д. Просто человек-энциклопедия, он рассказал нам море интересного и необычного. К сожалению, я не могу поделится этой информацией, потому как сразу договорились, что это закрытая беседа и многое из нее совсем не совпадает с официальной точкой зрения на гитаризм и гитарную промышленность. В общем, мы с Фроловым слушали как зачарованные, изредка подбрасывая вопросы. Joe говорил очень много, постоянно шутил и бескорыстно делился своим опытом. Это все было невероятно. Разговор шел уже в очень теплой дружеской форме. Joe говорил с нами как со своими старыми приятелями. Между нами не было никакой стены и от того каждое слово долетало не только до ушей, но куда-то дальше. Можно сказать до сердца (простите за пафос).

Но и этот вечер каким бы не был длинным должен был завершиться. И он завершился. Мы расплатились, сели в машины и уехали. Я отвез Joe и Mick в отель и поехал домой. Немного пьяный, но счастливый.


Часть 5.

Понедельник начался со звонка Фролова. Накануне я сказал ему, что едем на радио ULTRA – там будут брать интервью у Joe, и предложил Диме поехать с нами. Он отказался, сославшись на то, что надо идти на работу и, вообще, он уже вдоволь наобщался с Joe. И вот Дима звонил, говорил его бес попутал и, разумеется, он не сможет сидеть на работе и думать, что была возможность поехать с Joe, а он не поехал. В общем, сказал Диме, как ему найти машину с Щагиным, Авдуевским и Антоновым для того чтобы вместе с ними доехать до радиостанции.

А я поехал по привычному маршруту в гостиницу за Joe и Mick. Мы выехали из отеля сразу с чемоданами и поплелись на Бауманку. По дороге была небольшая пробка – все таки утро понедельника и это заставило всех слегка понервничать. Но потом доехали до студии и там оказалось очень хорошо подготовились к нашему приезду – ди-джей, переводчик, звукозапись, видеооператоры и даже чай, кофе – все было в полной боевой готовности.

Для интервью планировалось, что Joe будет с гитарой чтобы время от времени что-то наигрывать, импровизировать. Поэтому Joe с Авдуевским быстро подключили примочки в комбик Fender Hot Rod Deluxe и все началось началось. В составе примочек было нечто новое – Joe достал из рюкзака свой старый потрепанный Boss DS-1. Позже я спросил является ли эта примочка какой-нибудь особенной и почему Joe решил ее использовать на радиостанции. Joe сказал, что обычная педаль и дал подержать мне ее в руках. Обычно, сказал Joe, с комбами Fender он использует ее.

Интервью на радио произвело на Joe и Mick очень хорошее впечатление. Ведущий (Клюкин Андрей) – сам гитарист и большой поклонник Joe, поэтому все вопросы были очень интересные и разговор получился. Joe несколько раз импровизировал на своем Ibanez и это было удивительно красиво.

Был один из момент, когда мы все засмеялись. Разговор зашел о работе Joe в Deep Purple и ведущий попросил наигратьчто-нибудь из репертуара легендарного коллектива. Joe улыбнулся и выдал рифф из Smoke On The Water. Все откровенно заржали.

Но времени было немного и надо было ехать в аэропорт. Минут через 45 после начала мы собрали вещи, попрощались со всеми и двинулись в аэропорт. Авдуевский и Щагин поехали в офис, а Фролов с Антоновым поехали в аэропорт за нашей машиной.

Путь в Шереметьево занял достаточно много времени. Мы попадали в страшные пробки и в общем-то приехали в самый последний момент. По дороге мы пытались объехать все эти автозаторы и ехали через бог знает какие места. Особенно много мы блуждали во всяких грязных спальных районах неподалеку от МКАД. Как я помню, кольцевая была забита и мы немного ехали внутри Москвы вдоль кольца. Joe и Mick увидели другую Москву. Грязные серые однообразные дома, помойки, мусор, нищие старушки мерзнущие на остановках в ожидании автобусов и т.д.

А вот когда мы уже свернули с Лениградского шоссе и были на прямой дороге к аэропорту - была абсолютно пустая дорога и наш водитель решил показать класс езды - он выжал из своего мерседеса 250 км/ч. И мы просто летели над дорогой. было очень круто у нас всех что называется "захватило дух", но очень понравилось. Мне и Joe. А вот Mick не разделил нашего веселья.

Что касается разговоров, то всю дорогу почему-то мы беседовали об усилителях. Точнее говорил Joe, а я слушал и задавал вопросы. Это было что-то типа глобальной лекции. Я открыл для себя много нового. Но опять таки это все не для открытых публикаций.

А потом был аэропорт. Мы сфотографировались с Joe в последний раз. Пожали друг другу руки и я попросил Антонова снять наши руки крупным планом. Но это было еще не прощание. Антонов уехал. А мы с Фроловым пошли провожать Joe и Mick до самой последней черты. Дима нес гитару Joe, и как говорил позже, все еще не мог поверить в реальность происходящего.

И вот подошли к регистрации. Стали сдавать вещи в багаж. Joe сдал гитару. Мы с Димой были удивлены – обычно все гитаристы берут инструменты с собой в салон. Joe сказал, что ничего страшного не случится. А если чего и будет, то возьмет на Ibanez другую гитару – они же все равно все одинаковые – обычные серийные Ibanez JS.

- Так это все таки обычная гитара, а не Custom Shop какой, – хором удивились мы с Димой.

- Ну, конечно, обычная, - улыбнулся Joe, - я ведь Вам все дни об этом говорил, - Музыка не в оборудовании должна жить, а у вас в душах.

- Эх, Joe… Спасибо тебе, приезжай к нам еще раз. Мы тебя очень любим и ждем. Счастливо! - мы попрощались, обнялись с Joe и Mick и они ушли.

И мы с Димой поплелись обратно. Посидели немного в аэропорту – чего-то съели, чего-то выпили. Сказали банальное «Ах неужели все это было не во сне?» и разъехались. Он поехал в свой офис. А я поехал в свой офис. Сказка кончилась. Начались будни.

Карлсон улетел. Но он обещал обязательно вернуться.


Часть 6.

Joe улетел в понедельник. Он улетел во Франкфурт на выставку Music-Messe. Ему надо было встретится с Peavey и Ibanez. Обсудить разные дела.

А через день во Франкфурт улетели и менеджеры A&T Trade. Тоже на выставку. Я и не надеялся и увидеться там с Joe, реально представляя количество около музыкального народа разных мастей и калибров на этой выставке.

Но мне повезло. В один из дней выставки Joe в течении пары часов давал автографы всем желающим на стенде Ibanez. Я совершенно случайно был там рядом и увидел это действо. Толпа народу. Все ломятся к кумиру и все такое. Пробраться к Joe было нереально. И поэтому я просто смотрел на это все со стороны, и думал, что вот как же нам хорошо улыбнулась удача в Москве.

И тут меня заметил Mick, который словно коршун взобравшись на тумбочку оглядывал все вокруг - как бы чего плохого кто не задумал для его любимого Joe. Ну и Mick сразу заулыбался, позвал меня, попросил охрану меня провели, пропустили. Я поздоровался с Joe. Он попросил подождать если время и потом поболтать после автограф сессии. Я с радостью согласился и минут 40 болтал с Mick о выставке, о впечатлениях Mick от Москвы и т.д. Mick сказал, что чуть в осадок не выпал увидев меня в костюме – совсем говорит другой имидж, тебя не узнать. Попутно Mick говорил очень много теплых слов в адрес A&T Trade, московской публики и России.

Пользуясь таким душевным расположением Mick, я спросил его об одной маленькой вещи. У нас говорю есть видео-записи мастер-класса Joe в Москве. Мы хотели бы их выложить на Ibanez.Ru бесплатно для всех желающих. Не дашь ли, разрешение, любезнейший? Mick заулыбался, стал говорить кучу слов, что как же так, надо подумать и т.д. Было видно, что в нем борется менеджер, который хочет нарубить денег за эту запись и просто обычный добрый человек.

Вокруг было много знакомых менеджеров Hoshino. Они внимательно следили за беседой и ждали ответа. Я делал упор, что записи не ахти какого качества, и что A&T Trade не на продажу ведь их за бабки выставляет, а просто для тысяч тех Россиян, кто не смог попасть на мастер-класс. И это видео – пойдет на пользу Ibanez и т.д. и т.п. Mick еще немного по упирался, а потом сдался. Ладно, говорит, – публикуйте. Пусть у Вас будет праздник. Менеджеры Hoshino заулыбались и зааплодировали. Это был широкий жест. Первое в истории всемирного интернета уникальное видео того как играет Joe – теперь доступно каждому!

В это время автограф-сессия подошла к концу и мы все вместе – Joe, Mick, менеджеры Hoshino и еще пара наших ребят, подошедших к стенду Ibanez (Щагин и Максим Комков) – прошли во внутренние помещия Ibanez поболтать на часок. Mick спросил какие планы у нас на вечер. Мы сказали, что никаких и предложили всей честной компании пойти куда-нить вечером поужинать, попить пивка. Joe и Mick согласились, но на всякий случай попросили позвонить еще ближе к вечеру.

Комков стал брать автографы у Joe. Я вспомнил, что тоже еще ни разу сам не брал автографы у Joe и попросил его расписаться в моем паспорте. Потом мы попили чай/кофе и разошлись. Вечером к сожалению, у нас не получилось встретится. Мы созвонились с Mick и он извинившись, сказал, что их припахали на какие-то важные переговоры и они не могут. Чтож, я, конечно, немного расстроился. Но только немного, потом что знал что очень много фанатов Joe дали бы очень много за те моменты, когда я уже общался с Joe. Тем более у меня теперь есть автограф. И не просто роспись, а слово «спасибо» в мой адрес и это очень приятное для меня слово. Спасибо и тебе Joe…




- Сайт
- Форум
- Почта


__________________

musicforums.ru:
- Гитаристы
- Барабанщики
- Басисты
- Вокалисты
- Клавишники
- Куплю-Продам