История усилителей Orange - это одна из самых смешных вещей, что когда-либо происходили в гитарном оборудовании за все времена этого вида техники.

Итак, 1968 год. Лондон. В этом городе тогда это была эпоха Jimi Hendrix, Beatles, Rolling Stones, Cream и Yardbirds. И где-то в Америке уже появились Doors. Эра хиппи в самом расцвете. Это же было классное время! Не то, что сейчас в твоей скучной дыре.

Клифф, молодой басист, решил заняться бизнесом в сфере звукозаписи, арендовал в Лондоне подвал, и оборудовал там студию. Тогда он играл на басу Hofner Verithin через стек Vox (голова T-60 и кабинет 1x18). Этот Vox станет первым экспонатом на витрине будущего магазина, о котором ниже.

Дела сразу не задались. И когда к Клиффу пришел хозяин дома, а платить было нечем, то сошлись на том, что Клифф со своим барахлом нахрен выметается из подвала в пустующее помещение на первом этаже, где организовывает магазин для музыкантов, начав с распродажи оборудования своей студии. Вот так появилась первая музыкальная комиссионка в Лондоне.

Местечко назвали Orange Shop и оно быстро стало популярным. Туда заходили потусоваться все лондонские рокеры от Джона Леннона и Эрика Клэптона, до Питера Грина и Джимми Пейджа, от Марка Болана до Пола Кософфа. Кто там только ни бывал.

Оранжевое настроение

Бухло и трава стали важнейшей составляющей вечеринок в музыкальном магазине. Там было весело, и ради этого туда шел народ. Ты никогда не думал связать оранжевый цвет с Голландией, страной, где так любят покурить травку?

А всем этим чертовым музыкантом хотелось еще и музыкального оборудования. Они становились популярными и надо было где-то оставлять заработанное бабло.

Клифф хотел было торговать гитарными усилителями, всеми этими Fender, Vox, Gibson, Marshall (таким тогда был рынок), но его карликовый магазин в роли делового партнера не заинтересовал серьезных людей, которые его послали.

В результате он решил делать свои усилки - надо же было зарабатывать. Тогда (а дело началось осенью 1968) Marshall уже начали становится популярными с легкой руки Клэптона, в 1967 году записавшего на Marshall исторический альбом с John Mayal, и набравшего обороты Хендрикса.

Взяв на пару дней у кого-то из знакомых плекси-голову Marshall, Клифф просто стырил у него схему. Это было смешно. Барабанщик Джим Маршалл подрезал для своего усилителя схему Fender Bassman, а басист Клифф решил обчистить его самого. Англичане - они такие все честные. Смешно, но уже в семидесятые Клифф позаимствует схему уже из Fender Twin Reverb.

Первые собранные усилители не особо понравились Клиффу и его дружку Мику, тоже басисту, который работал у него продавцом, - ребятам показалось, что как-то мало низов. Мы же басисты, - со смехом рассказывали они потом про это. Они увеличили размер кабинета, что добавило низов и мяса.

Новые усилители назвали Orange по имени магазина. Нашли производившую колонки фабрику недалеко от Лондона и стали заказывать там усилители по своим спецификациям. Продавалось всё это в том же магазине.

Ребята с самого начала решили делать ставку на перегруз. Если в Marshall перегруз был внезапно обнаруженным побочным эффектом и на него изначально никто не рассчитывал, то в Orange парни сразу же решили ориентироваться на перегруз. Они в поисках хорошего драйва даже померяли приборами сто-ваттную голову Marshall, обнаружив, что там всего 92 ватта. Тогда они запихнули в свою голову со схемой Marshall пару дополнительных деталек и она стала выдавать 120 ватт.

Новые усилители стали очень хорошо продаваться. Во-первых, у них в магазине тусили все крутые музыканты-покупатели. Во-вторых, в эндорсерах у них были Питер Грин и Джимми Пейдж, получившие свои аппараты просто по дружбе. И, в третьих, они звучали лучше Marshall, ведь фактически это был первый пример тюнинга-моддинга Marshall. То, чем потом будет заниматься Ван Хален в поисках своего коричневого звука, и то, из чего потом вырастут Soldano и Bogner, изначально начали Orange.

Все семидесятые Orange процветали. Усилки очень хорошо расходились. На них даже играл B.B.King - звезда из Америки.

Накрылось это дело тоже смешно. В Лондоне начали ре-инновацию, как это сейчас принято называть. Городские власти стали сносить дома на той улице, где был магазин. И тот дом тоже снесли. Магазина не стало и усилители прекратили делать.

В восьмидесятые Orange делали очень ограниченными количествами. Знакомые из музыкальных магазинов и разные музыканты обращались к Клиффу, который заказывал на производстве небольшие партии для магазинов и музыкантов.

Все это кончилось тем, что в начале 90-ых Gibson купили у Клиффа права на логотип и прочие дела Orange. И в 90-ых Gibson производили переиздания моделей 70-ых. Это не принесло им особой прибыли. Народ мало их покупал. И люди говорили, что эти новые усилки звучали хуже тех, что были сделаны в 70-ые. А сам Клифф в 90-ые занимался торговлей в нескольких своих магазинах на Denmark Street - легендарном районе с самым большим в мире количеством самых разных магазинов для музыкантов.

Orange в итоге стали не нужны корпорации Gibson и они с радостью избавились от них, за копейки вернув все права обратно Клиффу в конце девяностых. Начался новый век. Клифф привлек к бизнесу своего сына Чарльза, который был ближе к трендам нового века. Вот такая оранжевая история от детей всех этих тусовщиков давних времен, добропорядочных англичан из лондонского офиса Fender Europe, которые и сами не прочь потусовать соответствующим образом в дружественных музыкальных магазинах британской столицы.